Top Sport Travel - Путешествия и приключения. - Путевые заметки - 3 Долины - рассказ от "Мармота"
Пойдем Ходить - клубные туры - Горнолыжные туры - Активный отдых по России - Активный отдых за рубежом - Альпинизм - Все туры

Велотуры

kids_bannerВелотуризм – это уникальный вид отдыха! Велотуры - полезны для здоровья! Вы можете значительно укрепить ваше здоровье, особенно если вы ведете мало подвижный образ жизни. Велотуры - доступны для всех! От вас не требуется большой физической подготовки, главное правильно выбрать велотур. Велотуры - для каждого! Если вы готовы к нагрузкам, то можете выбрать и сложный велосипедный маршрут. Велотуры - безопасны! Все велосипедные маршруты продуманы с точки зрения безопасности на дороге. Велотуры - уникальны! Это единственный вид отдыха, который по-иному раскроет для вас страну или регион, где вы путешествуете. Велотуры - доступны! Есть маршруты доступные для семей, молодежи, групп, пожилым людям! Мы предлагаем Вам покататься на велосипеде по Европе, России, Скандинавии

Тур/фирма Топ Спорт Трэвел основана в 1996 году!

Все эти годы мы делаем все, чтобы Ваш отдых получился интересным, безопасным и запоминающимся!  

 Звоните нам по (812) 740 12 10 (5 линий)

Путевые заметки

MERIBEL, 22 февраля – 7 марта 2003.

Летим!

22 февраля, утро. Пулково-2. Перманентный ремонт. Подготовка к юбилею города. Старое здание аэропорта – жуткий сарай! К тому же содрали за лыжи как за 3 килограмма перевеса при отсутствии перевеса – 12 баксов! Ну, да ладно!
Duty Free, виски с собой, взлетаем. В полете налили всего по 150 сухонького, но кормили, ИМХО, лучше, чем супостаты.
Париж, Париж…
Первые впечатления из окна автобуса – мусор вдоль шоссе и дома вдоль окружной, сильно похожие на наши
“корабли”… Аустерлицкий вокзал, камера хранения. На входе – рентген и металлоискатели. Запихиваем шмотки в две ячейки по 4.80 евро за ячейку. Лыжи взяли без вопросов и бесплатно. Переводчиком был чернокожий парень из охраны. Метро на резиновых колесах - 1.30 евро. Еду в Лувр на встречу со знакомыми. На выходе из метро в Пирамиде рентген и металлоискатели. Встретились, поговорили, теперь гулять! Выхожу на Сену, ощущение, что наступило лето, тепло, прогулочные кораблики, открытые авто, даже автобусы, уличные кафе, вылысыпыдысты в трусах, девчонки на роликах в коротких юбчонках… Отметились на Эйфелевой башне, посмотрели с макушки на закат. На входе – металлоискатели. Достали лица арабской национальности, довольно назойливо продающие под ЭБ сувениры. Пьем все еще молодое Божоле на Марсовом поле. Бодрым шагом гуляем по бульвару Монпарнас в сторону вокзала.

Поезд

Аустерлицкий вокзал,
скамеечки “зала ожидания” на перроне, холодно, бомжи, прозрачные мусорные пакеты на проволочных кронштейнах, которые в результате борьбы с терроризмом заменили традиционные урны. Посадка. Проверка билетов в начале перрона (проводники отсутствуют как класс), вагон заметно уже нашего, еле протискиваемся с дровами по проходу, жуткое шестиместное купе, в котором я целиком не помещаюсь. Издержки узкой европейской колеи, на 165 мм уже нашей. Прав был царь, который при строительстве ж/д сказал - Россия – страна большая, делай на х.. шире. Едем. Плавно, мягко и минута в минуту по расписанию.
Когда выходить – следи сам, проспал – уедешь дальше. В качестве компенсации – гигиенический набор и бутылочка минеральной воды.

Жилье

Четырехместные апартаменты “тип С”, 22 кв.м., в прошлом году на шестерых у нас было в два раза больше. Балкон, красивый вид на горы и долину, шезлонг, пластиковые кресла и столик. В квартире – телевизор, совмещенный санузел, оборудованная кухня с холодильником, плитой, грилем, набором посуды и всяческими кухонными примочками, о существовании которых мы узнали в пошлом году, например – машинкой для центробежного отжима салатных листьев после мытья… В общем, скромненько, но жить можно. В пятидесяти метрах находился подъемник Morel, это давало возможность утром быстро попасть на гору, а не стоять в очереди на Chaudanne. К дому я обычно подъезжал прямо на лыжах.

Питание

В основном, готовили сами. Завтрак – мюсли, молоко, сметана, джем, колбаса, сыр, кофе. Ужин – мясо, овощи, сыр, вино… Выпивалась почти пятилитровая канистра в день. За 13 дней потрачено по
87 евро с носа, включая вино. Ходили в кабак на раклетт, а устриц с улитками в Мерибеле не оказалось. Поход в ресторан – примерно 23-28 евро с клиента. На гору брали глинтвейн в термосе, и пиво. Есть не хотелось.

Катание

Три долины – это около шестисот километров трасс и немереные просторы целины.
Подъемников – где-то около 200.
В связи с тем, что огромные массы народа перемещаются по всем долинам, подъемники и трассы условно можно разделить на транзитные и локальные. В “часы пик” на транзитных подъемниках очереди до 20 минут, на транзитных трассах – жуткий муравейник. Соответственно, убиваются эти трассы напрочь. Основной перевалочный пункт – Моттаре. Путь из Куршавеля/Мерибеля в Валь Торанс (километров 15-20 напрямую по горизонтали, превращаются в ломаную кривую за счет подъемов и спусков ) может занять 2-2,5 часа (при этом нужно сменить 4-5 подъемников), а можно добраться и за час, если встать пораньше. Из Валь Торанса/Менюира в Мерибель – значительно проще – пара подъемников и 30-40 минут времени. С картой желательно не расставаться, контролировать время, чтобы до часа “икс” успеть вернуться в свою долину.
Снега было достаточно. Камни я пару раз поймал только на просеках под канатками. Но снег последний раз шел где-то за пару недель до нашего приезда, поэтому свежачка нам поначалу не досталось, более того, все было уделано до такой степени, что трассы от нетрасс отличались только тем, что вдоль них стояли вешки и по вечерам гулял ратрак. Вдоль транзитных трасс нередко, аутбэки были менее бугристыми, чем сами трассы, поэтому мы зачастую валили просто напрямую или поперек, минуя муравейник на трассах.
Задача, собственно, состояла в том, чтобы побыстрее доехать в выбранный локальный район и оттягиваться на местных достопримечательностях. Вот там-то покрытие трасс было, как правило, отличное – жесткий снеголед, слегка припорошенный снежком, соскобленным лыжами.
Наконец, пошел свежий снег. Собственно, сначала сел туман, потом пошел дождь, а потом похолодало. Основная масса народа из-за непогоды с утра шлялась по магазинам, бассейнам, боулингам и кабакам. Подъемники усердно молотили – создавали видимость, что ничего не происходит. А наверху, в жуткой пурге и тумане оттягивалась кучка извалянных в снегу энтузиастов, в том числе ВПС. Не видно было ни хрена. Очки залепляло. Снегом секло лицо. Зато, что было под ногами! Мягкое, белое, пушистое! Чтобы не потерять ориентацию, катался вдоль подъемников, по буеракам и просекам. Лыжи подрал. А на следующий день было солнце. Полчища страждущих с утра бросились на снежные поля и к вечеру ухайдакали их если не полностью, то процентов на восемьдесят. Вот тут-то и углядел я нетронутый снежок под подъемником Loze. Время – 17 часов. Прикинулся Куршавельцем, успел, поднялся. Подъемник выключили. Стою на хребте. Справа дугой – “красная”, слева попрямее – “черная”, сзади Куршавель, в полукилометре под ногами – Мерибель. Народ уехал. На трассы – не интересно, вперед и вниз – уж очень долго лететь, попутно ударяясь об коряги и валуны… В тумане было спокойнее. Солнце садится. Интересно, вертолет сам прилетит, или нужно орать – “снимите меня, я отдам колбасу!!!”??? Ну, да делать нечего. Прыг, прыг, адреналин, прыг, прыг, эндорфины, прыг, прыг, вот уже и Альтипорт, вправо, влево, вот и стопарь виски!
Какой, нафиг, карвинг!
(Крамольные мысли – вдогонку к январской дискуссии о “черных” трассах на КО и прочих наших “курортах”)
В очередной раз убедился, что однобокий Коробицинский опыт и техника в горах применимы на очень малом числе склонов и в очень узком диапазоне снежных условий.
Лыжи у отдыхающих разные: процентов 15 еще катаются на классике, новых/годовалых процентов 50, в основном, прокатные. Основной стиль катания – годиль (сброс пяток), карвинговой техникой пользуется от силы 5 процентов, поперек склонов ездил только ВПС.
Маркировка трасс весьма условна и обычно определяется “самым страшным” участком. Поэтому, звучавшие утверждения, что можно “карвить” по “красным” и даже “черным” трассам вполне законны – сам ездил по “черным” и “красным” трассам на кантах и на одном дыхании. За маленьким исключением – вот на том “самом страшном” участке сбрасывал пятки! В противном случае после очередного перегиба или третьего по счета бугра могли наступить форсмажерные обстоятельства и здоровью причинен значительный вред.
Есть еще принципиально нератраченные “черные” трассы – с буграми размером со стол, при езде по которым колени улетают выще плеч, а люди, поднимающиеся рядом на подъемнике, прикалываются от такой картинки.
Посему в восьмой раз сформулирую две мысли:

  1. По настоящим “красным” трассам “карвить” нельзя.
  2. В радиусе 1000 км от Питера “красных”, а тем более “черных” трасс нет.

Четыре Долины

(Когда-то долин действительно было три, когда активно начала развиваться четвертая, видимо, название решили не менять).

Vallee De Courchevel

Как говорят, “пафосный” курорт. Действительно, в Куршавеле-1850 в самое лыжное время под подъемниками наблюдали праздношатающихся дам-с в мехах-с, как ни странно, русских. В Куршавеле-1300 видели авангардный общий туалет – мужики строем стоят у стенки, а дамы за их спинами проходят в кабинки. Самые несложные трассы Трех Долин. И самые низкие. Ниже 1500 днем уже каша и местами песочек. А не надо туда ездить. Выше 1850 – хорошо. Только подальше от центральных районов и транзитных трасс (это общее правило).

Vallee De Meribel

Так называемое “сердце” Трех Долин, что отражено в Мерибельском логотипе. С точки зрения удобства доставки тел для катания во всех районах, жить лучше все таки в Моттаре! По сравнению с Валь дИзером, центральная торгово-туристская часть Мерибеля довольно компактна, меньше магазинов, кабаков (вот и устриц не нашли), зато сами гостиницы и шале забираются довольно высоко по склону и без автобуса добраться до дома нелегко. В Моттаре для доставки коматозных тушек в верхние части деревни допоздна работают два подъемника. Катание самое разнообразное – от чайниковых трасс в районе Альтипорта до настоящих страшных “черных”. Обалденные снежные поля в районе Mont Du Vallon и над самым Мерибелем, в районе олимпийского Face.

Vallee Des Belleville (Val Thorens/Les Menuires)

Хваленые “ну очень широкие” трассы Валь Торанса и Менюира совершенно не впечатлили – это просто дороги, по которым перемещается толпа народа, как на демонстрации. Куда приятнее себя чуствуешь на менее многолюдных трассах и нетрассах Cime De Caron и La Masse.

Vallee De Maurienne (Orelle)

Долина Марьенн на границе с Италией. Обалденная солнечная мульда (долина, со всех сторон окруженная горами) Тепло как летом и тихо. Всего четыре подъемника, зато отличные возможности для внетрассового катания. Немного катающихся, свободные трассы и подъемники.

Апре ски

Крытый олимпийский каток, бассейн с катальной трубой, сауна, хаммам, боулинг, питейные заведения с живой музыкой. Пользование бассейном не входило в ски-пасс, как в Валь дИзере. Пролопушили
ночной этап кубка мира по женскому слалому на Face. Только видели в окно, освещенный, как днем склон и фейерверк после соревнований.

Происшествия

Про прокушенную губу.
Дело было так. Первый день. Эйфория. Быстро валим по каким-то красно-синим трассам на подсадку на Saulire. Вдруг слышу сзади характерный треск ломающегося дерева и отстреливающихся лыж… Торможу, оборачиваюсь. Татьяна лежит на склоне вся в крови. Вокруг весь народ в трансе. Она сама не помнит, как это было, но она прилетела с одной трассы на другую, проходящую ниже, снеся при этом вешку и зарывшись головой в снег… Когда кровь остановилась, обнаружились по два прокуса изнутри и снаружи. Могло быть хуже... Впрочем, Татьяне не привыкать, ей уже вшивали титановые пластины в Шамони и катали на акье в Валь дИзере.
Мелкие ушибы и ссадины мы не считали. Почти каждый день кого-то из моих спутниц обязательно сбивали. Особенно злобствовали бордеры. При этом вели себя совершенно по хамски.
Не повернув головы кочан, просто уезжали.
Разное
Воровство лыж как явление существует и во Франции. Об этом свидетельствуют специальные ролики по ТВ, замки для лыж в магазинах и непарные лыжи, вместе торчащие из снега. Присели мы как-то в кафе на глинтвейн. Как всегда, воткнули лыжи вразнобой. Посидели. Выходим. Все уехали, торчат только наши лыжи.
Как-то, выйдя из кабака и прогуливаясь по
Chaudanne, нашли лыжи. Head четырех-пятилетней давности, в нормальном состоянии. Видно, кто-то решил с ними расстаться и просто воткнул в снег.
Итоги
Куплены одни лыжи, найдены одни лыжи, сломана одна вешка ограждения, прокушена одна губа, выпито литров пятьдесят вина
.
Домой!
7 марта, вечер. Ровно в 20.05 приехал рейсовый автобус до Мутье. Паровоз. Руассибус
. Самолет.
Спускаюсь по трапу и натыкаюсь взглядом на бдительные глаза прапрощищы-пограничницы.
С приехом!