Top Sport Travel - Путешествия и приключения. - Путевые заметки - Камчатка - ночь твоя, добавь огня!
Пойдем Ходить - клубные туры - Горнолыжные туры - Активный отдых по России - Активный отдых за рубежом - Альпинизм - Все туры

Велотуры

kids_bannerВелотуризм – это уникальный вид отдыха! Велотуры - полезны для здоровья! Вы можете значительно укрепить ваше здоровье, особенно если вы ведете мало подвижный образ жизни. Велотуры - доступны для всех! От вас не требуется большой физической подготовки, главное правильно выбрать велотур. Велотуры - для каждого! Если вы готовы к нагрузкам, то можете выбрать и сложный велосипедный маршрут. Велотуры - безопасны! Все велосипедные маршруты продуманы с точки зрения безопасности на дороге. Велотуры - уникальны! Это единственный вид отдыха, который по-иному раскроет для вас страну или регион, где вы путешествуете. Велотуры - доступны! Есть маршруты доступные для семей, молодежи, групп, пожилым людям! Мы предлагаем Вам покататься на велосипеде по Европе, России, Скандинавии

Тур/фирма Топ Спорт Трэвел основана в 1996 году!

Все эти годы мы делаем все, чтобы Ваш отдых получился интересным, безопасным и запоминающимся!  

 Звоните нам по (812) 740 12 10 (5 линий)

Путевые заметки

И что получилось:

Мы встретились снова через шесть лет, и он хорошо подготовился к встрече. Он — это вулкан Карымский, входящий в тройку самых активных вулканов Камчатки. Каждый фрагмент этой ночи надолго, а скорее всего, навсегда, останется в памяти участников нашей экспедиции. Я помню, как в августе 1993 мы с легкостью поднялись на верхний конус вулкана, потратив на это что-то около часа. Вулкан молчал, лишь несколько дымков струилось вдоль стенок неглубокого кратера на вершине. Полюбовавшись великолепной панорамой, мы быстро спустились к реке и остаток дня посвятили отдыху и купанию в горячем болоте, полукилометровой полосой растянувшемся вдоль правого борта долины. Вот и теперь, поставив лагерь примерно в километре от южных склонов верхнего конуса, мы принялись рассуждать — зачем откладывать на завтра то, что можно сделать прямо сейчас, погода на Камчатке портится быстро, путь к вершине свободен, переодеваемся — и вперед.

Мы не успели переодеться — что-то резко, внезапно изменилось в этом на вид благополучном и безопасном мире. Обернулся — от вершины вулкана тянулся в небеса шлейф иссиня-черного дыма, а по склонам с грохотом катились сотни вулканических бомб. Вечер явно удался. Все побежали за фотоаппаратами. После двух-трех взрывов стало ясно: с места нашего лагеря мы видим далеко не всё — центр взрывов вовсе не в верхнем кратере, и он явно закрыт от нас вершиной вулкана. Наспех собравшись, начинаем огибать верхний конус вулкана по часовой стрелке, пытаясь достигнуть идеальной точки обзора. Путь нам преграждает лавовый поток, застывший в самых причудливых формах, и это сразу замедляет наше передвижение раз в десять. Вдоволь налазавшись и осознав бесплодность наших усилий, меняем тактику: сбрасываем высоту и, продолжая огибать вулкан чуть ниже границы лавового потока, скоро достигаем места, откуда западный склон предстает пред нами как на ладони. Стоп! Здесь тоже произошло нечто неожиданное — прорезая склон вулкана до середины конуса, от самой вершины в направлении северо-запада протянулась гигантская трещина. Вчера, по дороге в Долину Гейзеров, вертолет дважды облетел верхний конус вулкана — трещины не было. Значит, она образовалась только что. Тем временем темнеет. Выкинув в небо несколько пепловых туч, вулкан затихает. Тянется время. Дует сильный ветер, резко холодает. Не хочется заниматься поиском лагеря в полной темноте. Отыскиваю защищенное от ветра место за одной из вулканических бомб, сворачиваюся калачиком и, ругая себя последними словами за то, что не догадался прихватить на всякий случай спальник, задремываю. Сколько прошло времени — не понятно. Подпрыгиваю, как ужаленный: мощный взрыв сотрясает склоны вулкана, с неба сыпется ярко-оранжевый дождь. Основной выброс приходится на южный склон. Двое, оставшиеся в лагере, уже приготовились ко сну и, выпив остывшего чаю, полезли в палатки, после чего они не могли понять, что им делать — бежать или прощаться с жизнью, так как за секунду гора превратилась в горящее месиво. Сон сняло как рукой. Гигантские раскаленные шары катились в полной темноте вдоль рваных краев трещины и, не долетая до низу, разбивались на десятки ярко-красных осколков. Ощущение реальности пропало.

В одном из известных фантастических рассказов уставшему человеку снилось, как бородатые дяди катали взад-вперед большие бильярдные шары, и, проснувшись, человек уже не нашел себя в своем времени. Забрезжил рассвет. Вулкан молчал уже больше двух часов. Алексей Шустров (директор питерской фирмы «Топ Спорт Трэвел») раскрывает рюкзачок, заталкивает туда фотоаппарат: он хочет вернуться в лагерь, чтобы сфотографироваться на фоне очередного выброса. До лагеря идти по низу не более получаса, и желтый рюкзачок Алексея быстро исчезает из виду. Алексей огибал небольшой зеленый холмик, когда резкое шипение со стороны вулкана заставило его приготовиться к худшему: по склону в направлении лагеря со страшной скоростью неслась пепловая лавина. Врезавшись в холмик, лавина перелетела через голову Алексея и обрушилась на лагерь.

Много дней после этого я находил пепел буквально везде — в палатке, в спальнике, в банке кофе, за шиворотом, и, конечно, он хрустел на зубах при попытке хоть что-нибудь съесть. Возможно, в такой вот лавине, только тысячекратно усиленной, и погибла когда-то знаменитая Помпея. Я тем временем, ни сном, ни духом не ведая о произошедшем, продолжаю созерцать вулкан с обзорной точки. Непонятно, чего хочу больше — смотреть или спать. Вулкан опять молчит, но я-то знаю,что это означает. Около двух часов ожидания, и очередной взрыв выбрасывает килотонны пепла почти у меня из-под ног — в какие-нибудь две-три секунды трещина делается длиннее почти на пол-километра, простираясь до низу северо-западного склона вулкана. Снимаю это зрелище и — «делаю ноги».В конце июля Карымский затих, но я знаю, что, пока я пишу эти строки, началась новая фаза его извержения, и к сентябрю вулканологи ожидают излияние жидкой лавы — то, чего мы так и не дождались, просидев ту ночь у склона вулкана. Очень жаль — в другой раз! Надеюсь, что наша разлука с Карымским не будет столь долгой.

 

Автор: Андрей Никифоров